В последний путь – с препятствиями. Как бумажная волокита помешала проститься с родным человеком… 

Когда горе врывается в семью, в первые мгновения человек испытывает чувство растерянности. Он не может осознать, что случилось самое худшее, и исправить уже ничего нельзя. В этой ситуации самое главное – поддержка близких: супругов, детей, внуков. Но как быть в ситуации, когда вся «группа поддержки» оказывается далеко? До сих пор не могу поверить, что все нижеизложенное произошло именно со мной. Если бы еще месяц назад мне сказали, что я не смогу проводить в последний путь самого дорогого человека, я бы ни за что не поверила. Хочу рассказать, как «бюрократическая машина»  не дала мне сказать последнее «прости» и «прощай» в адрес  любимой мамы


Когда мамочка заболела, мы до последнего надеялись, что она победит болезнь. О наличии хронических заболеваний у нее мы как-то подзабыли. А очень зря… Именно они не оставили организму ни единого шанса. Тем не менее, мы поддерживали ее, как могли. Папа каждый день ездил в больницу, где ему давали все новые и новые списки лекарств. Мы находили все наименования и продолжали верить, что маму вылечат. Все думали, что лечебные процедуры проходят в полном объеме, и наша родная просто физически не может звонить по телефону, потому что отдыхает после процедур.

Лишь когда врач сказал, что маму нужно ввести в медикаментозную кому для ее же блага, мы по-настоящему испугались, ведь  проживаем на территории Украины. Я впервые задумалась, а получится ли в случае необходимости поехать в Луганск? Куда мне деть двоих детей?

Позвонив подруге, попросила ее оформить нам с мужем пропуска. Она без лишних слов дала заявку, но предупредила, что рассматривать ее будут не менее недели. Я до последнего молила Бога, чтобы пропуск не понадобился. Но чуда не произошло…

Все чудеса бюрократии 

На следующий день, в пятницу,  нам сообщили печальную весть – мама умерла. Ошеломленные, мы сидели и думали, как быть дальше. Прежде всего, нужно было получить справку о смерти, чтобы предъявить ее для перехода КПП, но врачи не стали выписывать документ сразу же, а пообещали оформить его только на следующий день.

Просьбы отца ускорить процесс не подействовали. Мы обзванивали координационные службы, чтобы узнать, как нам быть. Нам сказали, что, прежде всего, следует сдать тест на коронавирус и дождаться результата, лишь потом пробовать проехать через КПП. Мы так и сделали. Дождавшись результатов, было решено ехать через территорию России. Благо загранпаспорта были в наличии. На границе нас разочаровали. Без прописки на территории ЛНР нас не пропустили.

Украинские пограничники сами сказали, что при наличии паспорта ЛНР без лишних слов нас бы пустили, но у нас таких документов не было. Было принято решение ехать через КПП «Станица Луганская».

В субботу мы уже были там. Постовые выслушали нас и проверили в системе заявку. Кто оформлял пропуска, знают, что часто напротив заявки написано «находится в обработке». Это означает, что документы в системе есть, но пройти человек пока не может.

Нужно было дозвониться на один из телефонов координационной группы, чтоб они удалили заявку из системы и подали документы на срочный пропуск. Мы обзвонили все номера, но безрезультатно. По одному из них нам ответили, что в выходной день заявки не рассматривают, нужно ждать понедельника.

Напоминаю, мы находились на КПП. Снимать жилье не рискнули, так как до последнего надеялись, что в субботу нас все-таки пропустят. К обеду папа скинул на вайбер справку о смерти. На пограничников она не подействовала…

Как заведенные, они твердили, что нужно дозваниваться в штаб ООС (организация объединенных сил). Подзарядив телефон в машине, я стала искать номера приемной Президента Украины, чтобы обратиться за помощью. И, о, чудо – удалось дозвониться. Нам сказали скинуть на электронный адрес все необходимые документы. Хорошо, что к этому времени через папу и подругу все бумаги были у нас в телефоне. В их числе, мое свидетельство о рождении, о браке, паспорт папы, его прописка, справка о смерти мамы. Благо удалось поймать сеть wi-fi и выйти в Интернет.

По электронной почте я стала отправлять файлы. Оператор ругалась, что я шлю по одному документу, а не все сразу. На что я справедливо заметила, что стою на КПП  и не имею доступа к компьютеру. Мою заявку приняли и пообещали рассмотреть вопрос в течение 30(!!!) дней.

В это же время подруга также отправляла все мои документы на почту, которую я ей продиктовала. Так прошел весь день субботы. Спать мы легли в машине.

В воскресенье мы вновь стали звонить во всевозможные инстанции. По одному из номеров рассказали, что для перехода нужна не справка о смерти, а свидетельство о смерти, оформленное в ЗАГСе.

У нас неприемный день

Было воскресенье. Никто свидетельство в этот день не выпишет. Созвонившись с папой, решили, что рано утром в понедельник он сходит в ЗАГС и оформит документ. Если бы да кабы…

В понедельник утром мы узнали, что в организации неприемный день. Ни один ЗАГС республики в этот день не выписывал никакие документы. Нам пообещали, что во  вторник утром свидетельство о смерти выпишут в течение 15 минут.

Результаты на коронавирус уже стали недействительными. Нашу машину запомнили все смены украинских таможенников. Едва завидев нас, они спешили зайти в вагончик.

На «горячих линиях» меня узнавали по голосу и уточняли: «Это вы, N?» На что я отвечала утвердительно. Папа в это время занимался организацией похорон и периодически звонил мне, чтобы уточнить некоторые вопросы.

Нас объединяла только надежда

Как же мне было тяжело слышать голос папы и осознавать, что мы не можем обняться в такую скорбную минуту. Я просила, умоляла украинских пограничников дать нам возможность увидеться с папой хотя бы на «нуле». Хотя бы на пару минут, чтобы поддержать его и обнять. Но даже в такой просьбе мне отказали…

Папа в этот момент был не так далеко от Станицы со стороны ЛНР. Как мне было тяжело осознавать, что нас разделяло всего несколько километров надежды. Но, увы…

Вечером в понедельник к нам подошел один из пограничников и сказал, что без подтверждения от ООС нас никто не пропустит, и посоветовал нам ехать домой.

В этот же день вместе с нами стояла девушка с двумя детьми и тоже ждала момента, когда ей разрешат перейти в сторону ЛНР. У нее был пропуск, оформленный по всем правилам. Девушка хотела увидеться с мужем, который лежал в реанимации и умирал от рака. Ей тоже отказали. Мы посоветовали ей не мучить детей и пойти снять ночлег.

Именно в этот момент мы окончательно поняли, что проводить маму в последний путь не сможем. У нас опустились руки. Мы с супругом долго сидели молча. Не знаю, сколько времени прошло. Мы развернули машину и поехали домой…

Когда родные увидели нас, они не могли поверить, что нас не пропустили. Наступил вторник. Похороны. Дома мы собрали поминальный обед, заказали службу в церкви. Даже не представляю, как папа все пережил. Мало того, что все организационные вопросы легли на его плечи, так еще ему нужно было утешать нашу старенькую бабушку, которая из-за потери дочки буквально почернела.

Хорошо, что рядом были соседи, коллеги по работе и службе, которые делали все возможное, чтобы поддержать нашего папу. Подруга сфотографировала некоторые моменты, чтобы мы хотя бы так видели, что и как происходило. До сих пор не могу поверить, что это были последние фото, где мама была рядом с папой. Больше такого не будет. Никогда.

Нарочно не придумаешь

Под вечер, 27 октября, на мою почту пришло письмо от Министерства обороны Украины. Там мне предложили приехать на линию разграничения в Станицу Луганскую со всеми документами, где будет рассмотрена возможность моего прохода на территорию ЛНР. Но тут же меня предупредили, что туда меня могут не пропустить.

Стоит уточнить, что пограничники ЛНР были готовы пропустить нас еще в понедельник. Почему-то они вошли в положение и не стали чинить никаких преград.

Подводя итоги, скажу, что мы ждали и надеялись три дня. С субботы у нас была надежда, что нас пропустят. Врагу не пожелаешь того, что нам пришлось испытать. Теперь я даже не знаю, что нам  предпринимать, чтобы попасть на могилу мамы хотя бы на 40 дней…

 Наталья Лукина

Поделиться записью
  • 15
    Поделились

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*