Свердловский строительный колледж начинался с ФЗО

Тема: "Устройство сварочного трансформатора"

Не так давно система профтехобразования отметила свое 80-летие — 2 октября 1940 года был принят указ Президиума Верхового Совета СССР «О государственных трудовых резервах СССР». Чтобы узнать, как у нас обстоят дела с теми самыми резервами, корреспондент «ТГ» отправилась в Строительный колледж, который за свое время выпустил более 20 тысяч специалистов, и пообщалась с теми, кто посвятил этой работе большую часть жизни


Людмила Погадаева: «Училище сразу стало для меня вторым домом»

— Порог ПТУ №43 впервые я переступила в апреле 1979 года, по окончании строительного техникума, – делится своими воспоминаниями Людмила Николаевна. — Перед выходом директор инструктировал меня жестко: «Никакого панибратства!», ведь я и многие педагоги были немного старше своих учеников. Однако, несмотря на молодость, с подростками общий язык нашла сразу. Помню, преподаватель английского языка Людмила Василиади к учащимся обращалась только на «вы», для меня такое уважительное отношение стало эталоном. К каждому ребенку я испытываю и материнские чувства, ведь подходить к нему нужно с распахнутым сердцем, и общаться на равных, только тогда подросток откроется. А чтение моралей ничего не дает. Наблюдаю такую закономерность – чем более недисциплинирован учащийся, чем ты больше его воспитываешь, тем больше шансов, что человек в дальнейшем будет с тобой общаться.

Мастером производственного обучения я работала до 2005 года, после чего перешла на другую специальность, потому что посчитала, что я с молодежью уже иду не в ногу. Но коллектив свой оставить не могу, сейчас работаю техником по обслуживанию здания.  Благоустраивать и поддерживать его в надлежащем порядке стало сложно. Если раньше в училище поступали отчисления за производственную практику, то сейчас как таковых финансов мы не получаем, а банка краски чего стоит! Но мы стараемся, многое делаем своими силами. Я и сейчас не утратила навыков, с легкостью работаю не только здесь, но и дома ремонты делаю, потому что муж, к сожалению, у меня инвалид. Кстати, с ним я познакомилась в этих стенах.

Когда я пришла работать, преподавательский состав был очень молодой, но  уже образовались и семейные пары: Елена и Леонид Ермаковы, Анна и Алексей Родаковы, Надежда и Алексей Диветаевы. У меня была группа отделочников, а у Виктора – каменщиков. Я сразу поняла, что это мой человек: познакомились мы в апреле, а в ноябре уже поженились.

У нас была комсомольская свадьба, гостей пришло много, ведь одних мастеров работало 60 человек, и все молодые, играли в столовой родного училища. Помню, что коллеги нам подарили люстру. Мы вместе уже 41 год. Наши дочки тоже здесь работали до войны.

Колледж давно стал для меня вторым домом, хочу сказать, что нынешние дети, конечно же, отличаются от предыдущих поколений, но хуже они не стали. Современная молодежь умнее, лучше разбирается в технике, но такие же душевные. Перспективы ученика можно рассмотреть уже во время производственной практики. Видно сразу, как человек мешает раствор, помогает другим.  А вот те, кто прячется за чужие спины, вряд ли станут в дальнейшем профессионалами своего дела. Хочу сказать, что более трудолюбивые дети – из сел и поселков.

Производственная практика требует физических усилий. В советские времена у нас было организовано полноценное питание: учащиеся здесь завтракали и обедали. В такие заведения идут дети из не всегда благополучных семей. Порой они такие щупленькие, потому что не у каждого есть, за что собрать тормозок. Будущие рабочие должны хорошо питаться. Хочу сказать, когда в «веселые» 90-е всюду растаскивали народное добро, нам удалось сохранить материально-техническую базу, так что  столовая, хотя и не работает, находится в состоянии полной готовности.

Лариса Тарарина: «Дети идут к нам, чтобы научиться работать»

— В профтехобразовании я уже 32-й год, потому что преподавать я мечтала с детства. Окончив новочеркасский политехнический институт, сразу поступила работать преподавателем в горное училище  №73  (ныне свердловский колледж), — рассказывает Лариса Викторовна. – Периодически бывает, что какие-то группы не набираются. Часов моего профиля стало мало, и в 2000 году я автоматически перешла сюда. В моей голове легко держатся нормы, стандарты, размеры, поэтому веду спецпредметы: «охрана труда», «материаловедение», «электротехника», «спецтехнология». Особенно  нравилось преподавать «правила безопасности».

В кухне сохранилось все оборудование

Несмотря на отсутствие опыта, который приобретается с годами, мне сразу хотелось не просто научить ребят профессии, но и подготовить к жизни. Чтобы мальчишки не боялись работы, и могли делать многое, а в будущем мужчина, став главой семьи, был и ее кормильцем. Обучаясь одной профессии, здесь есть все возможности параллельно овладеть и другой. У нас столько учебной литературы, что можно самостоятельно освоить две-три специальности, и полученные знания обязательно пригодятся в жизни. Мне радостно, когда дети чего-то добиваются, нередко выпускники делятся своими успехами, и для меня звучит это как благодарность. Однако учащиеся обращаются ко мне и с семейными проблемами. Для меня было шоком, когда дети с родителями общего языка найти не могут, а мне жалуются. Хотя причины порой были серьезные. Когда развалился Союз, взрослые старались любыми возможностями заработать копейку на пропитание, порой домой приходили только переночевать, а то и вообще уезжали на заработки. Так что, осознавая всю ответственность, доводилось вживаться в их роль, и стараться вести себя, как мама, а с годами – как бабушка. Порой приходилось испытывать и страх, что посоветовать подростку в создавшейся ситуации. Чтобы с тинэйджером найти общий язык, нужно пытаться поставить себя на его место, или хотя бы вспомнить себя в его возрасте.

Я работала  с такими замечательными людьми как:  директор В. Т. Бухарин,  преподавателями  математики Е. Г. Серегиной, химии – М.М. Верещака, украинского языка Л.П. Горпинич.  Мне как молодому специалисту было у кого перенимать опыт.

В первые годы надо было оставаться до позднего вечера: днем я работала с обычными детьми, а вечером – приходила группа из центра занятости. Некоторые ученики в ней были намного старше меня. Со взрослыми работать было легче, они уже знают, что такое жизнь, и для чего им нужна профессия, поэтому, если не поняли, переспрашивать не боялись, а вот молодежь часто стесняется. Бывает, что к нам  приходят даже  из обеспеченных семей, но детки эти балованные, поэтому не ясно, будет ли ребенок работать, конечно же, если жизнь не заставит.

Детей, которые останутся в профессии, видно сразу. Они с интересом слушают, ни от какой работы не отказываются, замечания воспринимают спокойно, и стараются исправить допущенные ошибки. Многие говорят: «Я пошел учиться, чтобы скорее научиться работать!».

Николай Веселый: «Училище наше послевоенное, и начиналось с ФЗО»

— Работаю я здесь с 1972 года, — говорит Николай Никитич. —  Первые шесть лет — мастером производственного обучения, а сейчас тружусь механиком. По профессии я мастер техник-механик, так что, как раньше, так и сейчас работаю по специальности. Несмотря на то, что задача моя заключается в обеспечении комфортных условий для учебного процесса, это не значит, что я перестал работать с детьми. Все, что они делают во время производственной практики, я консультирую.  Вот, к примеру – отопление. Они приходят ко мне на занятие с мастером производственного обучения, и по плану у них сборка батарей. Я во всех деталях рассказываю, что и как нужно делать: «Здесь собрать, тут убрать, тут открутить, там подкрутить». Ребята у нас учатся разные. Одни сразу хватаются за все, другие – долго раскачиваются и меня «не слышат», интерес к
обучению у них просыпается только к третьему курсу.  Но в любом случае профессией они овладевают. Здесь многое зависит от мастера и механика. Детей не проведешь, они сразу смотрят на то, что ты можешь, и именно от этого формируется их уважительное отношение. Если ты ничего не можешь, то ты ничего не стоишь.

В начале восьмидесятых на каждом курсе было по 12 укомплектованных групп учащихся. Давно канули в Лету профессии каменщиков, бульдозеристов, крановщиков. Сегодня колледж выпускает парикмахеров, газоэлектросварщиков и мастеров общестроительных работ. В 8 группах обучается 101 человек, работает 36 сотрудников.

Я еще успел поработать в старом здании, ведь до 1974 года 43-е училище находилось недалеко, за пятиэтажками, и располагалось в бараках, которые строили пленные немцы. Теперь на этом месте построен микрорайон. Однако это не начало, строительный колледж – одно из старых учебных заведений города, и существует с февраля 1944 года. Начиналось оно с мастерских, которые были на пос. ш-ты 14-17, и называлось оно тогда ФЗО (фабрично-заводское обучение).

Николай Веселый станки знает назубок

В семидесятые годы за будущими студентами мы ездили по всему Советскому Союзу, так что сначала у нас учились и из Белоруссии, Ставрополья,  Винницкой области. В восьмидесятые уже учили в основном свердловчан.

Хотя и принимали давнюю выпускницу здесь очень доброжелательно, покидала родной «бурситет» я со смешанным чувством. Меня провели в учебный корпус, производственные мастерские, в столовую. Теперь здесь  уютнее: декоративные арки, новые двери, отопление. Однако людей стало значительно меньше.

Когда я спускалась по ступенькам парадного входа, был сильный ветер, из дверей кузницы свердловских строителей кто-то предупредительно крикнул вслед: «Осторожнее! У нас шифер падает!».

Лилия Голодок

Поделиться записью

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*