Азбука в ладонях, когда люди руками «поют»

В последний день октября, 31 числа, в мире отмечается необычный праздник – День сурдопереводчика. Профессия это редкая, так что людей, владеющих ею, просто единицы, но среди них – председатель ровеньковской территориальной общественной организации глухих, в которую входят и слабослышащие свердловчане, — Елена Одинцова


Живого общения не заменишь

— В профессию я попала, можно сказать, случайно, – рассказывает Елена Михайловна. — Так как я имею музыкальное образование, в 1985 году меня направили руководителем эстрадного кружка в «Ровеньковский клуб глухих». Несмотря на отсутствие слуха, люди там  собирались очень талантливые, и самодеятельность  поддерживали на высоком уровне.

Поддержать заданную планку оказалась задачей очень сложной. К примеру, чтобы «спеть» песню с сурдопереводом, движения должны не только соответствовать смыслу, но и быть выдержанными в музыкальном ритме, и выполнены синхронно. То есть, чтобы показать песню красиво и правильно, ее нужно отработать до автоматизма. Сначала  это был просто «Караул»! Среди моих подопечных нашлась женщина с неплохо поставленной речью, именно она стала между нами связующим звеном.  Я все спрашивала у нее: «Как это показать? Как то?». И так потихоньку пошло-поехало. За мои старания коллектив принял меня сразу, так что в следующем году областным руководством меня направляют в Киев на трехмесячные курсы повышения квалификации при обществе глухих. Учиться было сложно, но интересно.  Но работать стало значительно легче. В 1989 году у меня родился сын, и я ушла в декретный отпуск. С 1993 по 2000 год, оставаясь сурдопереводчиком, возглавляла ровеньковское территориальное общество глухих.  В 2000 году я снова ушла в декретный отпуск, и после работала в оркестре ровеньковского ДК. С началом военных действий снова вернулась в общество, ведь переводчиков вообще нет, просто аврал! До войны все были официально трудоустроены, а сейчас работаем на общественных началах.

Луганскому обществу глухих недавно перевалило за восемьдесят, поэтому мы просто обязаны были сохранить эту систему. Общество мы удержали, а денег-то нет! Последние годы оно существует только за счет членских взносов. Люди сдают по 100 рублей и недоумевают, для чего они это делают, а порой и негодуют: «Переводчику мы сами заплатим!». А ведь переводчик сегодня есть, а завтра его нет, и  чтобы он работал, надо же, чтобы общество ваше существовало. К сожалению, многие связи утрачены. Сколько было хороших спортсменов! Хорошие игроки были среди  свердловских футболистов: Николай Кондратов, Николай Шворов, Виталий Дудченко и другие.

В общем, если раньше это было разностороннее общение, то сегодня наши функции сузились до социально-бытового обслуживания. Однако, когда я иду в поликлинику, водоканал,  помогая человеку справиться с проблемами, чтобы не тратить личное время впустую, стараюсь параллельно решить и свои вопросы. Если раньше в Свердловск приезжала каждую неделю, и получала командировочные, то сейчас человек сам оплачивает мой проезд. Председателем первичной организации  здесь трудится  Наталья Кондратова, но тоже на общественных началах.  По всем вопросам люди обращаются сначала к ней. Так что со свердловчанами мы общаемся в основном по интернету. Это, конечно же, лучше, чем ничего, но живое общение ничем не заменишь. Если находятся спонсоры, то в центре социального обслуживания проводим чаепития, игры. В прошлом году на День инвалида приезжали с концертом.

Каждый — кузнец своего счастья

Для взаимного понимания переводчик должен обладать терпением, вниманием, и быть просто добрым человеком. Недавно  к нам поступил нормально слышащий девятилетний мальчик, у которого мама и папа полностью глухие. Общался он только жестами, и чтобы начать с ним заниматься, первым делом нужно было просто расположить его к себе. Это было очень сложно. Сейчас он учится в речевой школе в г. Антраците. Мама успехами его довольна, даже собирается перевести его в общеобразовательную школу.

В Республике полторы тысячи человек глухих. В Ровеньковской организации 130 человек, из них 45 ровенчан, а остальные свердловчане. Думаю, что в вашем городе нужна именно территориальная организация.

В свое время мне приходилось работать с разными людьми,  в моей практике был еще один запоминающийся случай. К нам привели мальчика, который мало того, что не слышит, так, к тому же, умственно отсталый. Он был из неблагополучной семьи, и воспитывался у бабушки. Чтобы его понять, собрались все активисты, но только пожимали плечами. Из «сказанного» мы только поняли, что он хочет быть кузнецом. Заниматься с ним пришлось долго, и вырос он отличным парнем, создал семью, и представьте себе – нашел себя в кузнечном деле! Знание языка жестов, безусловно, помогает человеку с ограниченным слухом развиваться в профессии. Хочу сказать, что все, кто работал на производстве, жестовым языком владели очень хорошо. Вот раньше у нас в Ровеньках была обувная фабрика, и там работало много слабослышащих женщин.
А сейчас несколько человек работают на РМЗ. К примеру, с начальником надо решить какой-то вопрос, и он приглашает переводчика. Таких работников сегодня у нас осталось мало, в основном уже все на пенсии. А вот в Свердловске молодежи много. Думаю, что в пору организовывать здесь территориальную организацию.

Язык жестов понятен всем

Иногда, общаясь с обычными людьми, когда слов не хватает, я перехожу на язык жестов — это уже в крови. В быту, порой того не замечая, мы его используем: подзываем человека движением ладони, или показываем деньги потирающим движением пальцев.

Многие движения сурдоперевода понятны всем: дом – сложенные конусом ладошки в виде крыши, птицы – плавное движение расправленных рук, хлеб показываем простым и понятным движением – как вы режете буханку.  Сейчас появилось много слов иностранного происхождения, так что показывать их приходится двумя-тремя жестами. Однако многое демонстрируется по-разному, главное – говорить! Можно голос не напрягать, а именно губами четко проговаривать. При хорошей артикуляции глухие хорошо читают по губам. Многие стесняются активной жестикуляции, особенно молодежь. Помню, один мальчик мне сказал: «Елена Михайловна, не надо показывать руками! Говорите, я понимаю!» Хочу сказать, что слабослышащие люди более восприимчивы, они многое чувствуют каким-то седьмым чувством.

Мы берем на учет детей с 14 лет, в основном это выпускники Червонопартизанской школы. Там учат слабослышащих деток, а абсолютно глухих – в Луганске. В общении обучение луганской школы видно сразу.

Если простому человеку необходимо объясниться со слабослышащим, то выход  один – переписка. Однако как среди здоровых встречаются люди, не способные внятно выразить свои мысли письменно, так и среди глухих. Те, кто хорошо учится в школе, СМС-ки  пишут грамотно, а другому — десять сообщений нужно отослать, чтобы достичь взаимопонимания!

Я уже пенсионерка, так что с радостью уступлю свое место, но по опыту работы считаю, что здесь должен быть человек слабослышащий, то есть уметь разговаривать, но чтобы лучше знать специфику своей работы, должен изнутри понимать проблемы людей. Нашу профессию при желании может освоить каждый, но молодым все-таки легче, хотя бы потому, что у них более пластичные руки.  Ведь в них сосредоточена вся азбука.

Лилия Голодок

Поделиться записью
  • 2
    Поделились

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*