Донорство – это в крови

Измерение АД обязательно!

Недавно журналисты «ТГ» в больничном дворе встретили общую знакомую, которая целенаправленно шла сдавать кровь. К сожалению, по многим  показателям мы не подходим для проведения этой манипуляции.  Тем не менее, мы решили понять тонкости работы специалистов станции переливания крови, а также проникнуться благородной атмосферой донорства, где один человек жертвует частичку себя, чтобы спасти другого


На станцию крови – через медосмотр

Мы сразу направились на инструктаж к руководителю обособленного структурного подразделения «Свердловская станция переливания крови» Наталье Евсеевой. Однако, прежде чем попасть к ней в кабинет, еще в холле у нас в обязательном порядке потребовали маски и бахилы, и померяли температуру.

— В последний день недели приходит мало людей, — говорит Наталья Ивановна, так что сегодня мы приняли только двоих, но за неделю сдали кровь 109 человек. Однако по сравнению с прошлогодними цифрами, количество людей, решившихся сдать кровь, сократилось вдвое. Да и у нас немного изменились требования. Если раньше это мог сделать и донор из соседнего города (мы пробиваем его по базе данных по гемотрансмиссивным инфекциям и другим показателям), то на сегодняшний день принимаются граждане, которые занимаются донорством на постоянной основе, причем, только жители нашего города в возрасте от 25 до 50 лет.

Почетные доноры — свердловчане, которые продолжают сдавать кровь: Сергей Леонидович Арман, Борис Сергеевич Дюмин, Роман Николаевич Ерошенко, Александр Анатольевич Ковтун, Василий Михайлович Семериков, Сергей Олегович Сивоконь, Виталий Викторович Панадцов, Павел Владимирович Юдчиц, Елена Викторовна Макагон и многие другие

У Валентины Поляковой все «по полочкам» — в боксах

Мы сейчас испытываем дефицит донорской крови, потому что, в связи с коронавирусом, сократилось количество желающих сдать кровь. Однако медицинским сообществом доказано, что этот вирус не передается через кровь —  он ингаляционный, именно поэтому мы носим маски. Поэтому донорство в этой ситуации никто не отменял, и больные как нуждались в крови и ее компонентах, так и продолжают нуждаться. В этом случае для доноров наши двери открыты.

Информацию родственников о больных людях с просьбой сдать для них кровь можно встретить на просторах интернета. Вот недавно в хирургическое отделение ЦГМБ №1 поступал пациент с острым желудочно-кишечным кровотечением. Этот призыв о помощи мне попался в одной из свердловских групп. В обсуждениях я внесла свой комментарий, где не только рассказала о ситуации с донорством, но и объяснила, как это надо делать правильно. Простое напоминание о том, что нужно приходить в масках и бахилах, а также с нормальной температурой, оказалось эффективным, и для этого человека в течение недели сдали кровь 50 жителей Свердловска. Несмотря на то, что у него довольно редкая группа крови – первая отрицательная, – переливание должно начаться сразу после поступления пациента в стационар. Поэтому кровь необходимой группы была доставлена из соседних городов Республики: г. Ровеньки, Краснодона и Луганска, так как у нас общий банк крови. А кровь тех свердловчан, кто оказался неравнодушен к чужой беде, пополнила запасы нашего банка.

Здесь остаются надолго

Штат станции укомплектован, коллектив стабильный и состоявшийся, здесь трудятся настоящие профессионалы. Медики систематически повышают квалификацию. В отделах работают врачи и медицинские сестры первой и высшей категории. Как говорят: «Те, кто однажды пришел работать в службу крови, остаются здесь навсегда!»

Подготовка рабочего процесса зависит от должности и специфики работы. С восьми часов уже идут доноры. В холле им измеряют температуру, далее они поднимаются в регистратуру, заполняют карточки, сдают анализы, проходят терапевта, и если их допускают – сдают кровь. Только после получения отрицательных результатов на ВИЧ, сифилис, гепатиты С и В, компоненты крови считаются пригодными к применению.

Заведующая отделом донорских кадров Валентина Холод:

— Есть люди, которые по своим религиозным убеждениям не признают переливания чужой крови. В этих случаях мы предлагаем альтернативный вариант – заготовка аутокрови и аутоплазмы. То есть, когда у человека планируется операция, при которой может потребоваться переливание, или женщине при родах, они могут прийти и заготовить свою кровь или плазму.  Во время  гемотрансфузии аутокровь не дает осложнений и лучше переносится.

Информацию вношу под строгим контролем

Люди у нас отзывчивые, однако кровосдача требует времени. Когда срочно нужна какая-то группа, сразу рассматриваем наш персонал. Первый раз я сдавала кровь еще студенткой. В Свердловске 180 человек, претендующих на звание Почетного донора. Но делают люди это не для статуса – донорство у них в крови! Люди привыкают к хорошему состоянию, ведь после кровосдачи идет стимуляция костного мозга, активно вырабатываются юные клетки, улучшаются иммунная система и сосудистый фон, самочувствие в целом. Был случай, когда в состоянии эйфории человек вскочил с донорского кресла и побежал. Конечно же, мы его остановили, потому что этого категорически нельзя делать.

Первыми идут самые смелые, а вот чем дольше человек не может настроиться, тем больше вероятности того, что он передумает. Даже если он прошел все, и перед самым креслом пасует – мы не заставляем никого, и даже не пытаемся уговаривать, потому что наша задача – не только помочь больному, но и не навредить донору.  Однако во время процесса наши девочки всегда оказывают моральную поддержку, особенно важно поддержать новичков. Сразу рассказываем, что первичная доза у вас меньше. «Все хорошо, не переживайте. Если у вас звенит в ушах, кружится голова, бросило в жар – сразу предупреждайте медработников, потому что они там для этого и находятся, чтобы предпринять нужные меры.

Испытано на себе

Оля:

— С рабочим визитом на станции  переливания крови нам доводилось быть и раньше, а вот стать донором никто из нас так и не решился.

Хотя лет 20 назад, будучи студенткой, попытки были. Я тогда не смогла отказать в помощи одногруппнице, которую готовили к операции. Однако кровь сдать мне не удалось. Нет, я не боялась, – просто так сложилось, что в процессе я дважды потеряла сознание. Особенно хорошо запомнила фразу эксфузиониста: «Мы на нее испортили два пакета для забора крови!»

В этот раз, спустя столько лет, я была настроена сделать вторую попытку. После тщательного осмотра доктора Валентины Александровны меня пригласили пройти в кресло. Но как только вокруг меня собрался медперсонал, и в четыре руки начали подготавливать к сдаче крови: санитарочка перетянула жгутом руку, а эксфузионист Анна обработала место прокола, я жутко занервничала, вспомнив все ощущения, которые довелось испытать, и тут же телепортировалась из кресла. Заведующая отделом заготовки крови Лилия Викторовна Гребенюк меня успокоила, мол, ничего страшного, такие тоже приходят.

На донорском кресле находиться страшновато

Как только я освободила кресло, в кабинет вошла семейная пара. Они, увидев объявление в социальных сетях, что мужчине нужна редкая группа крови, решили помочь. Но посторонним, то есть нам, было здесь уже не место.

Так, мы продолжили вникать в профессию, обходя другие кабинеты. Не упустили возможности заглянуть туда, где хранится кровь, но только в саму комнату, в которой стоят холодильники с ее маркировками.

Проникнувшись медицинской обстановкой на обратном пути мы обратили внимание на растущие в небольших кадках комнатные цветы. Они придают станции домашнюю атмосферу.

Профессию эксфузиониста осваивали
Лилия Голодок и Ольга Рудакова

Поделиться записью

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*