«Мы строили коммунизм!»

Строительство ул. Энгельса, 1957 г. (Анна Тимофеевна внизу слева)

В мировом масштабе наш город еще очень молод, ведь построен он недавно. Несмотря на то, что башенные краны давно не украшают местный пейзаж, среди свердловчан много не только тех, кто помнит  времена бурного строительства, но и тех, кто активно участвовал в возведении объектов. Их руками в городе построены не только жилые дома, учреждения, промышленные объекты, но и сооружение, поддерживающее память о человеке, чье имя носит наш город


В преддверие Дня строителя, который отмечается 9 августа, оказалось,  есть что вспомнить не только людям, которые действительно внесли неоспоримый вклад в строительство города, но и даже корреспонденту «ТГ».

Памятник никому не мешает

Теперь здесь стоит Яков Михайлович Свердлов

— Я работал в четвертом строительном управлении, — рассказывает Михаил Антонович Гнатенко, – наше  структурное подразделение всегда было на хорошем счету. Если перечислить всю свою работу, то мы, можно сказать, построили полгорода: почту, девятиэтажку с аркой, шахту «Должанскую-Капитальную»  возводили с нуля, реконструировали шахты им. Свердлова, № 66. Помню, как тянули керамические трубы. А частного сектора сколько построено! Я работал каменщиком, но в любом управлении редко использовался узкий профиль специализации. Так что надо было копать – копали, надо долбить – долбили! Тогда строители были всесторонне развиты, а я был парнем деревенским, так что работы не боялся.

Профессии я учился на Киевщине,  в Белой Церкви, в 1953 году  окончил ФЗО – это фабрично-заводское обучение. Дисциплина там была военная, подъем и отбой – по расписанию, ходили строем, с песней, в общем, жизнь шла по уставу, форма была красивая, обязательно свежие подворотнички.

Много воды утекло, пока я стал работать по специальности. Даже на Целине побывал, так что  сюда я приехал из Казахстана. Сразу поступил в четвертое строительное управление, потому что семья нуждалась в жилье, ведь нам с женой и двумя детьми приходилось ютиться по квартирам, а в те годы именно строители получали жилье в первую очередь.

Сначала мы строили пятиэтажное здание по ул. Мирющенко, и потом пошло-поехало: швейная фабрика, стадион, реконструкция ДК им. Свердлова – в общем, где надо было — все делали. Девятую школу тоже мы строили.

Самые трудоемкие работы были при строительстве шахты «Должанская-Капитальная».  На  возведение объекта я пришел с учениками из ПТУ №12,  прямо сказать, в чисто поле. Помню, там была стерня, которая осталась от покоса пшеницы. Трактор зашел, опустил нож, распланировал, и начали рыть котлован. И мы с ребятами стали закладывать фундамент под временное здание, оно и сейчас стоит, тогда там были ламповая, баня и другие объекты. Потом строили столовую, комбинат, следом копры пошли, сначала сооружали вспомогательный – делали все перекрытия, а вот основной ствол уже выливали железобетонный.

Потом строили столовую, комбинат, компрессорную, а к ней тянули подземные коммуникации. Там и кабели идут, и узкоколейка. В общем, работы хватало. Устанавливали канализационные трубы, а они огромные – сечением 820 мм – из бетона, весом до 5 тонн. Укладывали их автокранами, и тянули эту линию через прилежащие ставки.

Все работы были очень сложными, и требовали не только физических усилий, но и предельной концентрации внимания. К примеру, шахту лифта нужно было подгонять до миллиметра. Наше управление было  сильным, поэтому такая работа была поручена именно нам,  хотя Должанское управление было тоже на хорошем счету. Несмотря на строительный размах, зарплаты были маленькими, так что в выходные старались выходить на «шабашки». Сколько мы частного сектора построили! Тогда больших домов не планировали, это сейчас делают с размахом.

Руки от работы были просто «деревянными». Арматура, опалубка, фундамент очень глубокий заливали. Каждый день мы по 100 кубов бетона принимали, потому что работа не должна прерываться, чтобы бетон не «прихватился»

Но самый известный объект – памятник Свердлову на площади Дружбы, где мы делали постамент. На эти работы выделили нас с Николаем Линецким. Нам предоставили чертежи, привезли камни, а также гранитные плиты, которые доставили в упаковках из Житомира. Технология была следующей: камни положили – забетонировали, дальше следующий слой. Работа была кропотливой, нужно было тщательно подгонять плиты. Где надо, пришлось подбивать зубилом, подлаживали свинец, чтобы почва была мягкой. На эту работу ушло дней десять.

Когда облицовывали, уже знали, куда памятник будет повернут лицом. А вот саму фигуру уже ставили без нас.  Мне кажется, что свердловчане перестали его  замечать, но он никому не мешает. Я считаю, что памятники сносить нельзя – это наша история, порой поучительная. Пусть стоит и украшает город.

Куда ни посмотришь – везде твои руки, так что в городе все свое, родное, везде твой труд. К сожалению, сейчас ничего не строится, и от этого болит душа. Я тогда и предположить не мог, что так поменяется общество – исчезнет коллективизм. По тому развитию, которое началось после окончания Великой Отечественной, я был уверен, что к 2020 году мы уже будем жить при коммунизме.

«Этот дом строила я!»

На днях в редакцию пришла пожилая женщина, принесла старое фото, и поведала небольшой рассказ о начале трудовой деятельности, в котором отразилась история развития нашего города.

— Родом я с Хмельницкой области. На Донбасс попала по вербовке, тогда в Свердловск много приехало молодежи, – рассказывает Анна Тимофеевна Хомовская. — Меня сразу направили в четвертое строительное управление, где  я работала под руководством Якова Астаховича Скакуна. Начиная с 1957 года, шло активное строительство улицы Энгельса. Тогда начинали только фундаменты закладывать, так что никакого асфальта не было и в помине — только грязи по колено!

Начала я подсобным рабочим — приходилось раствор на тачке по сходням наверх возить. Потом вникла в суть дела, стала работать  каменщиком. С кучи камня выбирали подходящие, и клали фундамент. После этого бригада Фокина возводила уже леса. Работа у меня была хоть и черновая, но ответственная. Однако для 18-летней девчонки была все-таки тяжелой, да и приехали мы сюда поздней осенью, так что первую зиму приходилось туго. Бывало, спасались от ветра в котловане, который вырыли под дом. Вот на фото кто-то снял именно нас в одном из них. Но бригада у нас была дружной, так что со временем привыкла. И так до 1960 года мы переходили от объекта к объекту, возводили жилые дома.

Со временем я оставила строительство и ушла в пищевую отрасль. Но так приятно идти уже по цветущей улице, где в основу каждого дома вложен мой труд.  И я горжусь этим, иногда говорю изумленным прохожим: «Этот дом строила я!»

«36 метров над землей, и пара плит на АБК»

Я уже давно работаю в журналистике, и к строителям не имею никакого отношения, хотя в свое время и закончила одно из строительных  ПТУ. Однако, несмотря на то, что диплом машиниста башенного крана десятилетиями пылится без надобности, все же, хоть и на последнем курсе, профессию я «попробовала на вкус».

Объект, где проходила моя производственная практика, находился на шахте «Должанская-Капитальная». В 1984 году там шло строительство АБК. Меня прикрепили к наставнице, помню, что немолодую крановщицу звали Фаиной. Мы познакомились, она вручила мне рабочие рукавицы, показала, как надо раскручивать тормозные колодки, и пригласила пройти к узкой железной лестнице, ведущей наверх.

Первые два пролета я преодолела легко, а вот с третьего – шаг мой замедлился не только от усталости, но и от страха! Я всячески боролась с паническим чувством, но упорно карабкалась о ступенькам. Мне казалось, что лестнице этой нет конца и краю, и перед самой кабиной за перекладины хваталась уже дрожащими руками. Ведь кран БК СМ 5-5 – А действительно высокий – 36 метров!

Добравшись до рабочего места, я долго не могла перевести дух, но подбадривающая похвала наставницы и розовое поле цветущей люцерны, окружившее шахту, помогли справиться с эмоциями.

Дружные коллективы были в бригаде Ландаря, Макаренко, Голубенко. Трудились замечательные прорабы: Иван Васильевич Манашов, Владимир Александрович Чмыр.  Хорошие мастера: Николай Иванович Мачача, Владимир Петрович Хомяшев. Это были специалисты высокого уровня

Каждый день подъем к кабине я воспринимала, как восхождение на Эверест, потому что в душе не могла справиться со страхом. Однако под чутким руководством я стала осваивать практические навыки. Каким же был мой восторг, когда все-таки мне удалось подать на стройплощадку первую  бетонную плиту! Помню, как монтажник завел крюки в железные проушины, и размашистым жестом руки вверх скомандовал: «Вира!»  Я неуверенно потянула рычаг на себя, и плита медленно взмыла в воздух. «Теперь поворачивай стрелу!»  —  тихонько подсказала страховавшая меня наставница. Однако это только полдела  — точно подать ее монтажникам требовало уже больших усилий и сосредоточенности, причем, не только моих. Жестовый сигнал «майна» был уже менее резким, и ладонь, одетая в брезентовую рукавицу, плавно показывала небольшие движения книзу. А когда плита все-таки достигла нужного уровня, высотник помахал мне рукой, и одобрительно поднял большой палец вверх!

Увы, строителем я не стала, потому что не смогла все-таки побороть  страх высоты, но после недолгой практики уважение  к профессии я до сих пор трепетно храню в своем сердце. А проезжая мимо «Капитальной», тешу  самолюбие тем, что среди множества бетонных плит, из которых сложено здание, есть и несколько моих.

С тех пор поменялось многое: эпоха, стиль жизни, мировоззрение.  Однако все новое не возникает на пустом месте. И те, кто строил город, еще ходят среди нас. Редакция «ТГ» от всей души поздравляет строителей с профессиональным праздником! Желаем, чтобы построенное вами приносило пользу и стояло веками!

Лилия Голодок

Поделиться записью

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*