Вспомним Героев Свердловска

Несмотря на то, что 9 Мая жители постсоветского пространства отметили 75 годовщину Великой Победы, «Бессмертный Полк», где люди по живому коридору несут портреты доблестных воинов, в ситуации самоизоляции переместился в медиапространство, и продолжает свое «шествие» на страницах нашей газеты


Дед был суровый – никаких «сюси-пуси»!

Мой дедушка  Михаил Филимонович Теплинский родился в 1916 году в селе Бирюково. В свое время его призвали в ряды Советской Армии, и на момент начала Великой Отечественной войны срок службы уже подходил к концу, – рассказывает Инна Журавлева. —  К сожалению, дед не любил рассказывать о войне, я только знаю, что служил он в Севастополе в артиллерии, а вот на войне приходилось быть не только наводчиком, но и разведчиком. С силами 2 и 3 Украинских фронтов участвовал боях за Венгрию. Однако именно во время Будапештской операции  закончился его боевой путь – после того, как он получил сквозное ранение в шею. Поражение было очень тяжелым, так что дед долго лежал в госпитале, и оклемался уже перед Победой.

Семья, как и многие другие, жила в страхе получить на него похоронку, но вышло по-другому: солдата с войны не дождался его отец. Прадед работал ветврачом, и заразился чем-то серьезным от коровы (поговаривали, что сибирской язвой), и незадолго до возвращения сына умер.

Михаил Филимонович награжден орденами Красной звезды Великой Отечественной войны III степени, а также медалью «За взятие Будапешта».

В мирное время посвятил себя воспитанию детей. Он не только работал  преподавателем в младших классах и директором школы, но и со временем стал моим опекуном. Мама моя умерла рано, мне было всего 10 лет, а с отцом они были в разводе, так что дед с бабушкой заменили мне родителей.  Дед был строгих правил: своенравный и требовательный, а в отдельных случаях – суровый. Никаких «суси-пуси».  Он меня приучил к ответственности и трудолюбию, и сам трудился «до последнего». В 1976 году Михаил Филимонович  ушел на пенсию, но дома не сидел ни дня – пошел работать в колхоз ордена Ленина «Родина». Пару лет он проработал  реализатором, а потом его выбрали председателем ревизионной комиссии колхоза, и в этой должности он работал долгие годы.  Прожил дедушка ровно 80 лет, и по иронии судьбы, умер в день рождения дочери.

Маленький блокнот с большой судьбой

— Несмотря на то, что на фронт рвались даже неопытные юнцы, основное бремя войны все же легло на плечи зрелых мужчин. Ивану Борисовичу Козликину судьба отмеряла пройти огненными дорогами Великой Отечественной войны с первых до последних дней, – рассказывает о своем дедушке Сергей Козликин.

— Родился Иван Борисович в Свердловске в 1907 году. Трудовой путь начал с 18 лет на угольных предприятиях, начиная с разнорабочего, котлочиста, слесаря.

Иван Козликин (справа) с боевым товарищем

Однако после окончания горного факультета Донецкого института стал занимать высокие должности: был заместителем заведующего шахт № 1/2, им. Войкова, заведующим шахтой №6 Центросоюз, главным инженером шахты №4-6 пос. Володарск.  В 1932 году вступил в ряды Коммунистической Партии. На фронт ушел в июле 1941 года. Участвуя в боях под Смоленском, в сентябре того же года был ранен и отправлен в полевой госпиталь, однако вскоре учреждение со всех сторон было блокировано фашистами. Едва подлечившись, пришлось выходить из окружения мелкими группами. К своим прорвались под Волоколамском, и вновь  — на передовую, но вскоре пришлось отступать.

Полк, в котором служил Иван Борисович, был оставлен держать оборону, и после отхода основных частей попал в окружение. Командир полка вывел бойцов к линии обороны Москвы. В ноябре 1941 года, во время самых жестоких боев за столицу, был снова ранен, но оставался на поле боя, и в госпиталь был отправлен только через 3 дня. Лечение было длительным, в госпитале он находился до конца февраля 1942 г. В мае этого же года Иван Борисович  был назначен начальником артснабжения. В войну на оборону перепрофилировались предприятия сельхозтехники, и на свое рабочее место – Сталинградский тракторный завод — пришлось переправляться через Волгу на катерах ночью под обстрелами. В тот же день предприятие посетил член Военного Совета Никита Хрущев. Никита Сергеевич долго беседовал с рабочими и руководством.

После боев под Сталинградом воевал на 1-м Прибалтийском фронте, а с весны 1944 года — в оперативных войсках по борьбе с бандитизмом в Прибалтике.

В мирное время  до 1960 года служил в войсках МВД, а выйдя на пенсию, работал начальником охраны продОРСа. Иван Борисович Козликин был награжден медалями «За оборону Сталинграда», «За боевые заслуги».

После войны дедушка вел дневник, куда записывал основные вехи своей жизни. Благодаря этим воспоминаниям, удалось восстановить историю военных событий. Простой блокнот, обклеенный клетчатой тканью, для нашей семьи стал настоящим информационным кладом, где в описании судьбы человека отражены некоторые значимые события страны.

«Шайтанович» спас многих

– В свое время моего прадедушку – Шнейдермана Александра Алексеевича в городе знали многие, – рассказывает его правнучка Полина. – Он долгое время работал начальником медицинской части города. Родился он в Туле в 1900 году. После службы в рядах рабоче-крестьянской армии поступил в Москве в медицинский институт, но заканчивал обучение уже в Ростове.  В 1928 году молодой специалист получил направление в Ровеньковский район: работал на врачебных участках в Астахово, в пос. ш-ты 3-БИС, на Должанке.  В 1936 году его назначают заведующим Свердловской больницы.  С началом войны капитан медицинской службы, командир госпитальной роты медсанбата воевал в составе 20 армии. На Смоленщине в боях под Вязьмой попал в окружение, и, получив тяжелую контузию, попал в плен.

С такой фамилией шансы выжить в гитлеровском плену у него падали катастрофически, и спасло его чудо или простое недоразумение. Его приняли за представителя Кавказа, и сразу позвали переводчика, говорят: «Твой!», имея в виду его национальность.  Перекинувшись парой «фраз» с пленником, тот ответил: «Мой!»  После этого он не только остался жить, но и стал работать в лагере санитаром. Несмотря на то, что прозвище у него было там устрашающее – «Шайтанович», вершил он благородные дела. Рискуя жизнью, он списывал живых советских людей как умерших, и вывозил «тела» за пределы лагеря, давая беглецам шанс на спасение.

Однако настал час, когда и о нем позаботились. Через «десятые» руки  ему передали записку с тщательной инструкцией побега:  «Разденься и найди лаз, и ползи по нем, а наши тебя встретят!». Он в камере разделся, даже снял очки, и остался фактически «слепым». Приполз – никого нет, прождал всю ночь, и под утро возвратился назад. Через несколько дней снова приходит записка приблизительного содержания: «Ничего не получилось – давай по новой!»  И со второго раза побег удался.

Однако такое «сотрудничество» долго пришлось объяснять в  лагере НКВД. Пройдя проверочно-фильтровальные «жернова», он снова вернулся на фронт, в самое пекло – в штурмовой батальон санитаром. Однако по факту работал военным врачом. После войны прадедушка вернулся в Свердловск, обзавелся семьей. Несмотря на то, что у прабабушки это был уже второй брак, он остановил свое внимание именно на ней. Сначала работал в амбулатории на «Девятке», а со временем стал начальником медицинской части Свердловска.  Именно во время его руководства  строилось знаменитое здание с колоннами. Александр Алексеевич награжден медалью «За Победу над Германией».

Лилия Голодок

Поделиться записью

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*