Елена Иванникова: «На город я смотрю с оптимизмом!»

Среди отделов по жизнеобеспечению Червонопартизанск стоит особняком. Во-первых, это город,  а не поселок, а во-вторых — очередная поездка состоялась в преддверие значимой для горожан даты. Так что, логично, первым к начальнику управления по обеспечению жизнедеятельности Елена Иванниковой был  задан вопрос о подготовке к юбилею города


О праздниках и буднях

— Червонопартизанску как городу, а не просто населенному пункту, в этом году исполняется 60 лет, – говорит Елена Юрьевна. — Планируем мы отмечать его в октябре, за неделю до Дня города Свердловска, хотя исторически город был создан 13 ноября, но в это время погода уже портится, а ДК не отапливается, так что мы не хотим деток своих морозить. Задумки у нас были грандиозные: концерт, ярмарка, поздравление долгожителей, но все мы под Богом ходим и не знаем, что будет завтра.  Но в связи со сложившейся ситуацией  с коронавирусом, программу пока не утвердили.

Нам есть чем гордиться:  шахта «Красный Партизан» — это достояние  города. Площадь и Дворец Культуры – излюбленные места отдыха наших горожан, а гости города удивляются их масштабам. Обидно, что ДК находится в плачевном состоянии, но, несмотря на это, его директор Елена Бородина старается работать даже в сложных условиях. В общем, все упирается в финансы, по возможности мы и фасад поддерживаем, и крышу подладили, но пока не сделаем отопление — толку не будет.

На станции «Красная Могила» стоит памятник погибшим богучаровцам, именно там 9 Мая проходят митинги. Еще появились два знаковых места: закладной камень по ул. Гагарина —  мы собираемся 10 июля, и чтим память всех погибших при обстрелах.  И на выезде стоит памятник, посвященный освобождению города в нынешнем противостоянии. Есть у нас еще «Звезда» афганцев. Это самые значимые места нашего города.

В этом году привели в порядок две стелы. Со стороны Свердловска мы ее подладили, а вот со стороны Гуково она во время боевых действий была разбита вообще. Мы ее восстановили, пусть не в том масштабе, какой она была ранее. Во всяком случае, въезжая в Республику, люди понимают, что они въезжают в город Червонопартизанск.

В Червонопартизанске проживает 14 тыс. 757 человек. Совсем недавно цифра была за 15 тыс., но увы, смертность превышает рождаемость, не считая того, что люди уезжают. В восьмидесятые годы здесь проживало 3 тыс. человек. Это был пик развития угольной отрасли, и нас окружали 9 шахт. Планировалось даже сделать город не районного подчинения. После перестройки пошел резкий спад угольной промышленности. Сегодня на плаву держится одно предприятие – это шахтоучасток «Красный Партизан».

К сожалению, пока нет конкретики, и в производство люди вкладываются с опаской, так что у нас развивается только предпринимательство. Несмотря на коронавирус, некоторые предприниматели в этом году брали отводы для строительства новых магазинов – это радует, ведь чем крупнее  бизнес, тем больше оплачиваются налоги.

Однако ситуация не безнадежна, можно сказать  – оптимистична. На пос ш. № 63 планируется открытие частного угольного предприятия, вот на днях состоялся сход жителей, где обсуждался этот вопрос. Людей расшевелить тяжело, они агрессивно относятся к такой инициативе. Недобросовестное отношение предыдущих предпринимателей к своим обязанностям пошатнуло доверие людей. Так что новых представителей, даже если люди идут с доброй душой, принимают в штыки. Хотя для жителей открываются хорошие перспективы:  работодатели обещают трудоустроить именно местное население, и это радует.

Воды мало, мусора много

Водопроводная система очень изношенная, так что водоснабжение я бы назвала основной проблемой. Возвращаясь в далекие времена СССР, следует отметить, что наш город подпитывался из Гуково. Мы были первыми, и всегда были с водой. После распада Союза 5 лет наш город был полностью обезвожен, пока не сделали новую систему подключения, но на старые трубы. То есть сетка как лежала с начала 50-х, так она и осталась, просто вводы поменяли. Мало того, что мы оказались самой конечной точкой в этой системе, так еще случаются постоянные порывы. Люди, особенно старожилы, с этим никак не могут смириться. В свое время была разобрана водокачка на пос. ш. № 63, теперь ее сильно не хватает.

Планерка по всем правилам повышенной готовности

Еще проблема со свалкой – документов на нее нет, потому ее регистрация до войны не была закончена, а после мы так и не сдвинулись с мертвой точки. Да и нужно выбирать новое место, а эту рекультивировать, потому что, как и другие свалки, она возгорается летом. И так как она находится в черте города – для нас это проблема.

В городе 77 улиц, 1 квартал, 25 переулков и 3 площади. В народе отдельно воспринимается центр города, пос. ш. № 63, пос. Николаевка, а также есть две удаленных улицы – Вознесеновская и Васильевская, ­ но все это город Червонопартизанск.

У нас 3 школы и 1 гимназия, коррекционная школа-интернат, колледж, 4 детских сада, больница, участок водоканала, УЖКХ, рынок, а также 82 торговых точки, 2 церкви (Червонопартизанск и пос. ш. № 63). Есть банк и 3 почтовых отделения.

Ну, и дороги, куда от них деться! Мы с трудом выстояли эту зиму – в УЖКХ у нас всего три единицы техники. Благодаря неравнодушным людям: Виктору Земцеву, Владимиру Лозицкому, Павлу Гриве, дороги были расчищены вовремя.

Однако есть и хорошие новости: администрацией Свердловска в этом году были выделены дополнительные ассигнования на восстановление асфальтового покрытия по улицам Комсомольской и Терешковой. Также автодором восстановлен небольшой участок дороги по ул. Ворошилова.

«Весна» настанет!

Я болею за свой город, ведь  любовь к малой Родине мне привили еще с детства. Мои бабушки и дедушки приехали сюда в середине пятидесятых годов. Так что я родилась уже здесь, в нашей больнице. Тут же, спустя годы, родила сына. Училась я в школе № 16, теперь это ЧОШ №1. Так и осталась в городе. Немного обидно смотреть на сверстников, которые сейчас пассивно ко всему относятся. Видя такую разобщенность, моя бабушка, которая в свое время пережила Великую Отечественную, говорила: «Войны на вас не хватает!», чтобы люди как-то объединились.

Жизнь в городе течет неспешно

Я выходец из «Русской Весны». Когда случилась трагедия в Одессе, мы понимали, что не минуем подобной участи. Мы помогали вывозить детей. Когда 19 июня начались первые бомбежки, люди поняли, что это не шутки, и народ хлынул в РФ. Помню, как на таможне ребята бегали, поили детвору, которую везли из Донецка и Луганска, ведь жара стояла, — лето. Это было очень страшно! (Голос у Елены Юрьевны задрожал, а в глазах появились слезы).

Помню, как с приходом ВСУ я ехала домой из Свердловска, и на мосту перекрыли дорогу – говорят: «Будет зачистка!»  И ты понимаешь, что там остались твои родные. Я ведь была в активистах, так что первым делом придут к ним. Это было страшно! Именно во время бомбежек у мамы случился первый инсульт.

Детская площадка никогда не пустует

Когда наступил мир, возникли другие проблемы: хлеба нет, в магазинах ничего не купишь. В этой ситуации мы организовывали пункты обмена, социальные столовые. Были многие энтузиасты, которые отдавали свое, чтобы другие выжили. Однако люди начинают забывать, через что мы прошли. Приехали те, кто в трудные времена здесь не находился, а у них видение совсем другое. А потом и те, кто здесь оставались, стали роптать. Так что есть недовольные, но есть и как я — оптимисты, которые верят в светлое будущее.

 Лилия Голодок

Поделиться записью
  • 1
    Поделиться

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*