«Мечтал быть хирургом, а стал врачом скорой помощи»

Маленькая команда: Петр Павлович Годунов, фельдшер Елена Кумова и водитель Ноя Артюнов

Есть профессии, которые требуют особого склада характера, отношения,  душевной теплоты и самоотдачи. Одна из них – медики. В третье воскресенье июня эти люди отмечают свой профессиональный праздник. В преддверии Дня медицинского работника корреспондент «ТГ» пообщалась с доктором станции скорой помощи Петром Павловичем Годуновым


— Петр Павлович, расскажите о своей семье и о том, как Вы пришли в медицину?

— Так сложилось, что моя семья имеет прямое отношение к медицине. Старшая сестра всю жизнь проработала медсестрой, первая супруга Людмила — гинеколог, вторая (кстати, тоже Людмила) — диспетчер скорой помощи, сын — врач ВГСО, а дочь, закончив институт, преподает в медицинском колледже фармакологию.

С первой женой мы познакомились на вступительных экзаменах: она мне сразу приглянулась, из тысячи девчат. Как говорят: «Любят не за что-то, а вопреки всему». А вот встречаться мы начали с ней только на втором курсе, на третьем уже поженились. Мы тогда предоставили в деканат официальный документ, подтверждающий брак, нам сразу же выделили комнату в общежитии, в которой прожили последующие 4 года, но уже втроем — на пятом курсе у нас родился сын Александр.

Во время учебы мне приходилось совмещать еще и семейную жизнь. Было непросто. На стипендию сильно не разгонишься, поэтому, чтобы прокормить семью, я устроился работать в прозекторское отделение (морг). Это рабочее место передавалось студентам по «наследству» от товарищей старших курсов. Нас там устраивало, что режим работы позволял и подремать, и поучить уроки, которые дома давались с трудом. С воспитанием нам помогали родители: бабушки по очереди приезжали нянчить внука. Так, количество человек в комнате увеличивалось, поэтому, чтобы выучить материал приходилось уединяться.

— Как Вы оказались на скорой?

— Врачом на Свердловской станции скорой помощи я работаю 36 лет, хотя в медицину пришел гораздо раньше – в 1973 году. Даже в армии служил в медчасти. Потом была интернатура, а с 1984 года я работаю здесь.

Перепробовав специальности, младшего медперсонала, я мечтал стать хирургом. Но мечте не суждено было сбыться. В институте было такое правило: если на курсе выпускается семейная пара, то хирургом мог стать только один из супругов. Но так как моя первая жена была гинекологом, а это хирургическая специальность, на семейном совете мы приняли решение, что я буду врачом скорой помощи. В итоге я сразу же попал в травматологическую бригаду, где проработал около восьми лет. Все эти годы у нас была маленькая команда: я, водитель Николай Петрович Онишко и фельдшер Валентина Петровна Калашникова. Это были замечательные люди.

Срочно на вызов! Петр Павлович с супругой Людмилой

— Расскажите о самых запоминающихся вызовах в своей практике.

— За 36 лет работы каких только вызовов не было, но, как правило, в память врезаются самые резонансные. Однажды поступил вызов, что в районе станции «Должанская» под поезд попал мотоциклист: парню огромной махиной отрезало обе ноги, до самого тазобедренного сустава. Когда мы приехали, он был в сознании. Одна нога еще держалась на кожно-мышечном лоскуте. Как только парень увидел нас, то попросил, чтобы мы его не спасали, от боли ему хотелось умереть. Мы доставили его в больницу, но о  дальнейшей его судьбе я не знаю. Прошло уже много лет, но когда я вижу инвалида, присматриваюсь, он это или нет.

Такие случаи в моей практике не единичные. Выезжали, когда на железнодорожной станции женщина попала под поезд. Приезжаем — видим жуткую картину: лежит женщина, кисть руки отсутствует, но кроме рук, от удара поезда погибшая лишилась и других частей тела.

Нередко приходится выезжать на ДТП. Раньше работники МЧС не выезжали на такие происшествия, поэтому медикам приходилось оказывать помощь самостоятельно. Чтобы извлечь пострадавшего, мы тормозили проезжавшие мимо большегрузные машины, которые тросами растягивали скореженное авто. Все это занимало достаточно много времени, и тем самым мы теряли драгоценные минуты.

Одно из таких ДТП отпечаталось в памяти. Однажды по пути в Луганск семейная пара свердловчан врезалась в автобус. Удар был настолько сильным, что шансов на спасение практически не было. Когда мы приехали на место, автомобиль был перевернут, а внутри находились пострадавшие. Мужчина находился внизу, а жена от того, что автомобиль несколько раз переворачивался, лежала без признаков жизни сверху. Как мы пытались их извлечь, одному богу известно: оторвали дверь, пытались выровнять кузов, чтобы достать травмированных.

Были в практике и курьезные моменты, когда в целях воспитания населения,  приходилось прибегать к рукоприкладству. Поступил вызов, что мужчина побил стекла, и сильно порезал руки. Приехали, оказали первую помощь, видим — нужно шить, мчим в травмпункт. И вдруг наш больной набрасывается с кулаками на фельдшера. Тут я не выдержал, говорю: «Гена, тормози». Водитель прижался к обочине, я выбегаю, открываю дверь, а наш дебошир попытался оттолкнуть меня ногой. Я, недолго думая, схватил его за ногу, и хорошенько приложился к лицу. В итоге он к травмпункту доехал не только с порезанными руками, но и с набитой мордой.

Когда поступает вызов, ты ведь не знаешь, куда едешь. Нередко приходится выезжать в притоны, к пьяным. Был такой случай, когда после оказания помощи, когда мы направлялись к машине, сзади на меня хотел напасть так называемый больной. Мужчина взял камень и замахнулся на меня со спины.  Водитель это увидел и пошел на опережение. Благодаря ему, я тогда не пострадал.

Последний резонансный случай произошел в Червонопартизанске, где мужчина пытался сжечь свою жену. К месту вызова выезжал мой сын. Он, кстати, работает на полставки на скорой, хотя основная его работа – в ВГСО. Но с такими травмами женщину нужно было госпитализировать в ожоговый центр, куда уже сопровождал ее я.

— Какие вызовы для Вас самые сложные?

— Имея за плечами большой стаж работы, могу смело сказать, что самые сложные для меня вызовы – это к пьяным людям, а еще на автодорожные происшествия. В них разобраться очень сложно. Нужно все дифференцировать, не пропустить ни черепно-мозговую травму, ни травму живота, определить алкогольное опьянение. Если таковое есть, то узреть все переломы. И не забывать, что у тебя нет времени на раздумья. Но самое страшное в работе – это детская смертность. К этому привыкнуть невозможно.

«Самые ушлые свердловчане каретой скорой помощи пытаются воспользоваться, как такси. Приезжаешь в какой-нибудь поселок, вызов оказался ложным. Смотришь на этих людей, думаешь, что все равно возвращаться в город, и берем, подвозим, а иной раз идем на принцип –  разворачиваемся и уезжаем»

В моей практике был такой случай. Зима 1986-го года выдалась снежной. В пос. Комсомольский на крышу дома барачного типа с верандой нападало много снега, под ней гуляли дети. В какой-то момент деревянные перекрытия не выдержали, постройка рухнула, и вся эта огромная масса привалила пятилетнего ребенка. Шансов выжить у мальчика не было. Мы констатировали время смерти. Но родители и соседи в панике кричали, что он живой. Дело в том, что в волнительном и возбужденном состоянии прощупывается пульс не пострадавшего, а свой. Так было и в тот раз.

— Что поменялось в Вашей работе за столько лет?

— За весь мой стаж на скорой поменялось многое: аппаратура, техника, медикаменты и коллектив в том числе. Раньше традиционно собирались на все праздники. Готовили своими силами концертную программу. Особенно на День медицинского работника. Я хоть и не артист, но пару раз в роли шута выступал. Было всегда очень весело.

Срочно на вызов!

— На этой нотке наш разговор оборвался, по рации объявили: «Годунов, Кумова, Артюнов». «Нам на вызов», — сказал Петр Павлович, и тут же засобирался к выходу. Не упуская возможности посмотреть, как спасают жизни, я напросилась поехать с ними. Чтобы продолжить беседу с доктором, фельдшер Анна мне уступила свое место в кабине, а сама села сзади.

Сопроводительный лист на больного Петр Павлович заполнял на ходу. Чтобы мне было понятно, он комментировал свои действия: «Вызов поступил от жителей ул. Линейная: у мужчины подозрение на инсульт, и это серьезно». Водитель Ноя Артюнов прибавил скорости, лавируя между автомобилями, но по закону подлости, в районе стройгородка шли ремонтные работы «Палыч, не переживайте, объедем», — сказал водитель. Не теряя времени, Ноя, включив проблесковый маячок, ловко прорвался через дорожную спецтехнику. Это говорило о профессионализме водителя. Как только свернули на улицу, медиков встречали близкие, они были серьезно обеспокоены, и очень торопили врача. Было видно, что время идет на минуты. Несмотря на то, что я хотела посмотреть, как оказывают профессиональную помощь, поняла: журналистам здесь не место. Петр Павлович и Анна прошли в дом, а мы с Ноя остались ждать на улице.

Я – человек посторонний, но тоже нервничала, понимая, что врачи могли не успеть. Заметив мои эмоции, водитель поддержал: «Если на выезде Годунов, все будет хорошо. Он врач с большой буквы». Чтобы разрядить обстановку, мы разговорились. Так я узнала, что на скорую часто поступают ложные вызовы, тем самым забирая драгоценное время у тех, кто действительно нуждается в помощи.

Также он рассказал историю, когда зимой застревали в снегу, и девчонки его толкали. «А бывает, приезжаешь по адресу, где нужно госпитализировать больного, а улица узкая и непрочищенная, тут уже приходится прибегать к самым изощренным методам. Так, однажды больного с подозрением на инсульт тянули по снегу в корыте. Но главная задача – приехать вовремя, и оказать квалифицированную помощь», — говорит Ноя.

Пока мы разговаривали о буднях скорой помощи, вышла фельдшер и попросила предоставить больному носилки. Обычно водитель не вмешивается в процесс оказания первой помощи, и носилки таскать не обязан, но не в этот раз. Общими усилиями мужчина в доли секунды был перемещен в карету скорой помощи, и доставлен в приемный покой для дальнейшей госпитализации. Фактически вызов обслужен, но водитель и врач еще заполняют последнюю графу в сопроводительном листе, где указано время прибытия на станцию скорой помощи.

Мнение у вызывавших и самих медиков всегда отличается. Для родственников больного скорая ехала не 20 минут, а целую вечность. И никто не думает, что водитель мог искать адрес, где забыли указать, что проехать туда можно только через проулок.

— Подводя итог нашей беседы, что бы Вы пожелали своим коллегам в профессиональный праздник?

— Всем медицинским работникам от всего сердца желаю всегда быть в отличной форме, держать дела в полном порядке, спасать жизни и здоровье всех пациентов, взамен на что получать искреннюю благодарность от людей и истинное счастье от жизни.

Ольга Рудакова

Поделиться записью
  • 2
    Поделились

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*