«… Наши деды – славные победы!»

Кирилл Камынин

В преддверие юбилейного празднования Дня Победы, многие свердловчане находят в старых альбомах пожелтевшие фото своих родственников, защитников Родины, воевавших в Великую Отечественную, чтобы присоединиться к торжественному шествию «Бессмертного полка». Однако, уже по сложившейся традиции,  первые «колонны» международной общественной  акции, захватившей все постсоветское пространство, в нашем городе  формируются на страницах газет и интернет-ресурсов. Именно так можно не только показать фото близкого человека, который шел дорогами войны, но и рассказать о нем. К сожалению, большинства ветеранов уже нет в живых. Уходят даже те, кто слышал их рассказы из первых уст. Так родные собирают информацию по крупицам. А наша общая задача – сохранить эту память


«Памяти павших, 
будьте достойны!»

Первой в редакцию пришла Елена Переверзева, внучка Героя Советского Союза Кирилла Камынина:

— Хотела бы немного рассказать о своем дедушке, – скромно присаживаясь на стул, говорит Елена Владимировна. ­ Приехал он на Донбасс из Липецкой области, когда стали повсеместно открываться шахты. Трудился на шахте №9 бригадиром, как рассказывали в семье, на работе его очень ценили. Бабушка говорила, что дед был чернявый, красивый, но вид у него всегда был серьезный, хотя на самом деле он был очень веселый. Дед был очень гостеприимный, у них часто собирались родственники. К тому же, он очень любил детей, к началу войны у них было уже трое ребятишек.  Звание Героя Советского Союза он получил за форсирование Днепра. В сентябре 1943 года в числе гвардии сержант Кирилл Камынин со своим отделением первым преодолел Днепр у деревни Глушец Гомельской области, захватил и удерживал рубеж, обеспечивая форсирование реки другими подразделениями, отражая атаки противников.

Родина высоко оценила заслуги дедушки. 15 января 1944 года указом Президиума Верховного Совета СССР за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко­фашистскими захватчиками, и проявленные при этом мужество и героизм, дедушке было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» посмертно. Потому что погиб он там же, в Белоруссии, в Гомельской области, при форсировании реки Птичь. Похоронен он в братской могиле в деревне Корени.

В 1975 году мои родители поехали туда на День Победы, встречали их очень тепло. Они остановились у директора школы. Рассказывали, что люди там очень хорошие. После этого нам школьники присылали много писем. А мы все то, что было связано в дедушкой, по просьбе жителей деревни отправили в школьный музей. Это сейчас можно сделать ксерокопию, а тогда – только документы.

На следующий год отец взял в поездку меня. Ее я помню хорошо, ведь мне было уже 14 лет. Помню, после торжественного митинга идем по деревне, и бабулечки сидят на лавочках, и все с тобой здороваются. К нам относились добродушно. Деревенька небольшая, люди на работу ездили на бортовой машине, как в кино. Вокруг — лес, так что нас и за грибами водили местные жители. И там готовили, и домой привезли маринованных грибов в ведрах. Папа вспоминал, что дедушка очень любил грибы. После дождей он брал с собой собачку, палку и ходил по полям. Несмотря на то, что на Донбассе особо грибных мест нет, всегда возвращался с трофеем. Это для него был своеобразный отдых. 

Еще папа рассказывал, что дедушка был строгий, но справедливый, очень любил свою семью. Папа очень похож на него.
К сожалению, из детей нет никого, да и из внуков осталась только я и двоюродная сестра, которая проживает в Ростове.

Я испытывала гордость за дедушку. Когда училась в школе, на День Победы я всегда читала с трибуны стихи. Я помню митинги, когда на них еще ходили живые ветераны. Когда акция «Бессмертный полк» быстро дошла до нашего города, прямо появилось другое настроение.

Здесь покоится герой СССР Кирилл Камынин, Белоруссия, д.Корени

Я на 9 Мая пройду в «Бессмертном полку» с фотографией дедушки. Живу в Александровке, так что иногда приезжаю в город, а когда нет возможности – выхожу на сельский митинг. Но очень хочется напомнить о человеке, именем которого названа одна из улиц города.

Мой сын сейчас служит в рядах защитников республики, тяжело его было отпускать, но он проявил твердость: «Пойду!», и все. Я переживала страшно, но кто–то же должен защищать Родину.

В прошлом году в школе пос. Ленинский в память о дедушке открыли мемориальную доску,  на торжественное мероприятие и мы получили приглашение. Несмотря на то, что сын при­ехать не смог, вскоре после этого ему стали приходить СМС-­сообщения, звонки, где выражали признательность, что правнук Кирилла Камынина защищает Родину. Он очень гордится прадедом, и вскоре после этого сказал: «Мам, прадед остается героем для города, а благодаря ему я стал героем поселка!»


«Я один воевал, что ли?»

Вскоре на пороге редакции появился Валерий Матиевский, чтобы также рассказать о своем доблестном деде:

— К сожалению, те, кто ковал победу в Великой Отечественной, почти все ушли в мир иной: кто в бою, кто от ранения, кто по возрасту. Но мы, потомки своих славных дедов,  наследники Великой Победы, должны чтить эту память, ведь они в свое время сделали, что могли, порой ценой собственной жизни. Один из тех, кто прошел дорогами войны с 1941 по 1945 годы, мой дедушка — Николай Феоктистович Середин.

В составе 6 армии он участвовал в обороне Сталинграда, воевал на Курской Дуге, там же получил ранение в легкое. После окончания лечения в г. Пески сначала был направлен в 125, а со временем в 176 стрелковый полк, где и проходил службу до мобилизации.

В запасном полку, согласно наградного листа, им лично было отремонтировано 2769 шт. карабинов и винтовок, 528 автоматов ППШ и 12 станковых пулеметов. 14 мая 1945 года отец был представлен к награде – медали «За боевые заслуги», но до конца своей жизни так ее и не получил. Кроме этого, был награжден орденом «Красной Звезды», медалью «За Победу над Германией». В 1952 году мирный труд был отмечен медалью за восстановление шахт Донбасса,  а в 1985 году,  к 40­-летию Победы, Николаю Феоктистовичу вручили орден «Отечественной войны» II степени.

Родился он в 1902 году в Ростовской области. Вскоре после этого мать умерла, и отец женился снова, но пасынок мачехе не пришелся ко двору, так что отправили его к родственникам на Должанку. Он устроился работать на железнодорожные мастерские. В 1926 году он женился, бабушка родом из Воронежской области.  У них родилось пятеро детей.  Так сложилось, что я воспитывался у дедушки, и он мне заменил отца.  Дедушка был очень добрый: если меня мама, бывало, поругает за что-­то, они с бабушкой всегда за меня заступятся. К тому же, дед был на все руки мастер – в общем, столяр,  плотник и каменщик в одном лице.

Когда началась война, дед был уже зрелым человеком,­ ему было 39 лет. Он мало рассказывал о тех событиях, он не был верующим человеком, но всегда повторял: «Валера, не дай Бог еще раз такое пережить. Особенно он вспоминал Калач-­на-­Дону, что под Сталинградом. «В обороне мы часами сидели в снегу в лютые морозы, а когда прорвали фронт, и Паулюс попал в окружение — в таком положении оказались немецкие солдаты. В общем, враги узнали, каково было нам!».

О Курской Дуге тоже рассказывал: «Когда танки на нас пошли, а что мы могли сделать? У офицеров хоть автоматы ППШ, а у нас винтовка-­трехлинейка, что ей сделаешь? Ну, были бронебойные ружья, которыми можно только разбить гусеницу танка. «Тигров» же ничем не пробьешь. В атаку мы шли со словами: «За Родину! За Сталина!», но выкрикивали их от страха, потому что воевали мы за свои семьи, за своих детей! Самое страшное было, когда ты бежишь, а рядом с тобой падает солдат, и ты ничем не можешь ему помочь. Ну, там бедная санитарочка бежит, совсем юная девчонка, которой не по силам даже поднять мужика. Многие из них просто истекали кровью».


Это все, что осталось в память

На Курской Дуге он получил ранение,­ когда шли в атаку, пуля пробила правое легкое и прошла навылет, тяжелое ранение оставило на теле небольшой шрам.  Он лежал в госпитале в Песках, а как только чуток подлечился, хирург его отпустил домой. На побывку он отправился с радостью, а вот назад чуть не опоздал, ведь время военное, поезда ходят нерегулярно, так что чуть под трибунал не загремел. Мне всегда говорил, что никаких самоволок. 

Я всегда мечтал попасть на флот, и судьба оказалась ко мне благосклонна – я служил на атомных подводных лодках в Заполярье. За время службы были и форс­-мажорные обстоятельства, и я всегда вспоминал деда, что ни в каких ситуациях нельзя бросаться в панику, и стараться  выжить любыми судьбами.  Причем, спасать не только себя, но и рядом стоящего. 

В мое детство, которое выпало на 60-­70-е годы,  фронтовиков было много, но ветераны наград своих не показывали.  Я спрашивал у дедушки, почему он не надевает медали, на что он ответил: «Валера, а что, я один воевал, что ли?»  Первый раз я его заставил надеть награды в 1985 году, и на митинг, посвященный сорокалетию Победы, мы пришли вместе. У него китель военный был. Он шел в колонне, а я сбоку, чтобы не свернул, ведь он сильно стеснялся, и никогда себя не выпячивал.

К сожалению, я не пойду в праздничной колонне с портретом деда Николая Середина, который, как и миллионы других сынов Отечества, внес свой вклад в Победу в Великой Отечественной войне, ведь в семье не осталось ни единого снимка. Но память о нем жива.

Лилия Голодок
Поделиться записью

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*