К мечте через … Китай

Как известно, танец — этодвижение, а движение – это жизнь! Для кого-то танцы – это просто красивое хобби, спорт или образ жизни, для других – способ держать тело в форме. А некоторые родители пытаются реализовать свои мечты через детей, отдав их в танцевальную студию. Но тот, кто родился в танцевальной династии, даже никогда и не представлял свою жизнь без танцев, как, например, Вова Борисов, он же Баджо. Молодой и талантливый парень, выросший в танцевальной атмосфере, с хореографами мамой и сестрой, просто не мог не пойти по тому же пути, и не стать танцором, да еще и с мировым опытом

О своем прозвище, мечте и заграничном опыте Вова рассказал корреспонденту «ВЭ».

Выбирать не пришлось

— В танцы меня привела мама, Галина Николаевна, которая по профессии и призванию – хореограф. Почему именно танцы? Ну, в семье танцоров выбирать не приходилось (смеется). Мама передала свое ремесло детям (мне и сестре Ане), за что я безмерно ей благодарен.

В детстве я, как и все мальчишки, ходил на футбол и другие спортивные секции. Любил играть в игровые приставки, которые потом сменились компьютерными играми (улыбается). Но на протяжении тех лет мама всегда «заставляла» прийти на танцы, позаниматься, так как у меня имелась доля таланта от рождения, а я, по мнению мамы, его не ценил и не хотел развиваться (на тот момент). Поэтому в детстве было много периодов, когда меня именно заставляли ходить на танцы.

Многие не понимали этого… Как принято считать, танцы — это женское дело, и пацаны всегда смеялись, что я танцор. Но это было раньше, а когда я вырос и добился относительных успехов в этой сфере, больше никто не смеется, — только восхищаются и гордятся (улыбается).

Это вся моя жизнь

Из всех стилей танца я выбрал один из самых сложных, но в то же время зрелищных — брейк-данс. И всего себя трачу на развитие в этом стиле. Bboying – это один из элементов хип-хоп культуры, и я в нем на всю жизнь… как у нас би-боев принято говорить: «Bboy or die» (либо ты бибой, либо умри. — прим. автора), ну, а лучше «bboy for life» (бибой на всю жизнь. – прим. автора).

Поэтому танцы для меня – ВСЕ, без преувеличений. Это моя профессия, мое хобби, моя жизнь. Я даже точно не могу сказать, сколько я танцую – лет двадцать с хвостиком. Конечно, были периоды, когда я не занимался и выступал изредка, когда мама просила, но я не берусь высчитывать. Танцы всегда в моей жизни – с детства. Сколько себя помню – всегда танцевал.

Как я «дошел» до Китая

Я закончил ЛГАКИ, и в Китай попал от академии, которая сотрудничала на тот момент с китайским агентом. Это была первая поездка за границу и самая яркая, но не последняя. В
Поднебесной я прожил 11 месяцев, мне там понравилось. Работали в театре всемирно известного парка «Hengdian World Studios» (там снимают Китайское кино). Часто наблюдали съемки фильмов, и нам даже предлагали поучаствовать (к европейской внешности у них особые отношения, но нам этого делать нельзя было по контракту).

Одна большая семья

— Вся моя жизнь связана с танцами, — продолжает Владимир, — а она у меня интересная. Благодаря танцам, я путешествовал по миру, нашел жену, с которой вместе работали в одном коллективе за границей, а теперь приехали в Свердловск, и открываем нашу студию, будем делиться своим опытом и прививать любовь к искусству.

У меня много друзей по миру в танцевальной сфере. Мы, би-бои (танцоры брейк-данса) — одна большая семья! Иногда меня даже приглашают судьей на танцевальные баттлы, а это много значит…

Кумиров, которым бы я слепо подражал, в танцевальном мире у меня нет, но есть много людей, которых я уважаю, и которые уважают меня.

Сейчас единственный

В нашем городе я единственный представитель «underground» движения. Я люблю то, чем занимаюсь, и живу этим. Для меня творчество в первую очередь ради творчества. Я идейный человек, который любит и уважает искусство. Занимаюсь этим не ради популярности, а потому, что мне это нравится. Большинство даже не знает, что я единственный на данный момент, кто на протяжении девяти лет представляет Свердловск на всех баттлах по брейкингу. Ведь это прискорбно, что на весь город лишь я один занимаюсь такой деятельностью. И мне хочется это в ближайшее время изменить (улыбается). Хочу набрать себе уче
ников, и развивать настоящий хип-хоп у нас, настоящий брейкинг, чтобы наш город представлял не только я.

Раньше были ребята, которые этим занимались, но все они – любители, многие давно уже забросили это дело, и лишь некоторые еще занимаются для себя. Но так как я занимаюсь на профессиональном уровне, то систематически выезжаю на баттлы, и танцую с профессионалами на равных. И все это, благодаря моему труду и упорству, вере в свое дело (улыбается).

Кабинет полиции под танцкласс

В моей жизни было много периодов, когда нам элементарно негде было тренироваться.

Я, наверное, смогу до бесконечности перечислять, где я этим занимался: начиная от самых шикарных студий и сцен, и заканчивая подсобными помещениями, грязными коридорами, улицей и даже заброшенными зданиями.

Вот, например, был такой случай в моей жизни. В 2017 году я работал с шоу-балетом в Турции в Алании. Мы жили в хорошем ложмане (по-турецки общежитие – примечание автора) с другими коллективами. У нас были ребята из Кубы, Колумбии, Монголии, африканцы с Ганы, со Стамбула, а также из Украины, одним словом – очень интересно и многонационально. Но был единственный минус – у нас не было в ложмане танцкласса, и чтобы потренироваться, нужно было либо во дворе на улице (на плитке), либо ехать далеко в частную студию, либо на набережной на газонах или песке. Но это все непрактично, поэтому я начал искать места, где можно было заниматься систематически в подходящих условиях. Сначала был балкон на крыше. Первый месяц там было не смертельно жарко и довольно хорошая плитка (на которой можно было хоть как-то танцевать), но через месяц нас оттуда выгнали, ведь заниматься на балконе – запрещено (это травмоопасно). И мы с моим товарищем из Монголии нашли рядом в заброшенной жандармерии (местная полиция) целый кабинет, где был шикарный паркет (даже не во всех студиях танца есть такой). И ходили туда тренироваться, сделав его нашим танцклассом. Правда, нас много раз замечали там, и приезжали органы правопорядка. Мы им объясняли нашу ситуацию, и они говорили, что этого нельзя делать, что объект находится под охраной, это же территория жандармов, но каждый раз отпускали, ведь мы не делали ничего плохого, а всего лишь танцевали (улыбается).

Как я получил прозвище

В нашей «культуре» (я сейчас о брейкинге) каждый танцор имеет псевдоним, но сейчас почти все выбирают никнеймы себе сами – как им захочется назваться, так они и подписываются. А если углубляться в культуру, которая пришла с улиц, то там принято было носить свое прозвище, данное тебе товарищами. Его нужно было заслужить… Кто-то быстро двигал ногами, и его прозвали Fastfoot, кто-то был очень гибкий, и его называют Жидким и т.д. А так как я отношусь к «старой школе» (oldschool-true school), у нас так принято говорить, ведь раньше было все более нестоящим, чем сейчас… Так вот я и ношу свое прозвище, данное мне товарищами на улице – Баджо, в честь великого итальянского футболиста Роберто Баджо. Так как в детстве я был на него похож, и парни во дворе меня тут же так и прозвали.

Маленький островок добра

Поездка в Китай – одна из ступеней на пути к цели моей жизни – открыть свою студию танцев.

Одна из причин ее открыть – отсутствие в нашем городе нормальной, цивилизованной школы танцев, как в других городах. И поэтому я всегда хотел открыть у нас в Свердловске настоящую студию, где будет царить атмосфера танца и творчества. В первую очередь думал о детях, ведь в моем детстве такого не было. Ведь заниматься хореографией, как по мне – намного лучше, чем бездельничать и «шататься бесцельно по улицам».

Ну, вообще, иметь свою «Школу танцев» — это, наверное, самая распространенная мечта среди танцоров. Ведь заниматься любимым делом и превратить его в профессию – это отлично. Делиться своим опытом, обучать других людей, нести что-то хорошее и прекрасное в этот мир – все это можно реализовать, имея свою студию. Вот и я – не исключение, и мечтал о месте, где буду развиваться сам, и обучать этому других. Где смогу реализовывать свои творческие идеи (которых у меня много), где у нас будет маленький островок добра, чтобы всем тут было хорошо (улыбается).

 

Несмотря на то, что, благодаря танцам, я много путешествовал, полиглотом я так и не стал. Признаюсь честно – ужасно ленивый в этом плане (смеется). Ни китайского, ни турецкого языка (в Турции я провел даже больше времени, чем в Поднебесной) я так и не выучил. Знаю кое-какие азы, элементарные вещи (как я называю «туристический язык»), но многое, конечно, уже подзабыл (улыбается).

Я родом из Свердловска, и живу здесь всю жизнь, развивался, прошел огромный путь своей жизни.

В то время, когда большинство моих сверстников шли «дорогой тьмы» (употребляли алкоголь, курили, не имели целей и нормальной мечты), я шел дорогой «света» (я не пью и не курю, мечтатель по жизни, и привык добиваться своего). Поэтому название студии «Belief in the light» с философским смыслом — это вера в свет, во что-то хорошее, это тяга к прекрасному… Это путь к великому, несмотря на обстоятельства, не важно, в какой бы тьме мы ни находились, что бы вокруг ни происходило, нужно верить в добро, делать добро, нести этот свет, и тогда тьма не поглотит тебя… Ведь если горит хоть «одна спичка», то Свету Быть. Вот это вкратце (смеется)

На такой позитивной и светлой ноте наше интервью подошло к концу. Желаем ребятам, чтобы у них все задуманное получилось!

Юлиана Белов

Больше интересной информации читайте в газете «Восточный экспресс»

Фото взято из Интернета.

Поделиться записью

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*