Довериться двум парашютам

Новыми достижениями отметили День парашютиста в ДПСК «Школа Мужества» г. Свердловск. Чтобы иметь представление, как готовятся к парашютным прыжкам, мы побывали на одном из таких занятий и посмотрели, как постигают азы покорения неба

«Будь готов!»
В группу пришли 15 человек, правда, двое отказались, — рассказывает инструктор ДПСК «Школа Мужества» Александр Стадник. – Другие собираются ехать следующим заездом. Это у нас совсем не одноразовая акция. Когда мы наберем новую группу, они к нам вновь присоединятся. У многих людей все упирается в финансовый вопрос. Да и родители переживают, отпуская детей далеко от дома, особенно тех, кому еще не исполнилось 16 лет, — их могут и отговорить. Когда мы раньше ездили под Луганск, набиралось по 25 человек, но при этом процент отказавшихся был примерно такой же: кого-то родители не отпустили, или с работой не получилось, или просто струсил. Бывает, человек отказывается от прыжка уже в самолете, так как чувство самосохранения берет верх.
На прыжки приходят люди от 14 до 72 лет. Максимальный возрастной порог установил мужчина из Червонопартизанска, мы даже его фамилии не знаем, так как он захотел остаться инкогнито. Это его право, попросил записать просто «дед». Однако это скорее исключение из правил, ведь в среднем прыгает молодежь, точнее – подростки.
Прыгать никогда не поздно. Мне на момент совершения первого прыжка было 36 лет, второго – 37, и понеслось… В судьбе просто сыграл случай: я встретил давнего товарища Вячеслава Домрачева, с которым мы теперь ведем занятия в «Школе Мужестве». Он рассказал, что повезет детей на прыжки, и я сразу загорелся идеей. На работе поделился своими намерениями с сотрудником, и он тоже изъявил желание. Дома меня поддержала жена. Она не только одобрила, но и засобиралась со мной. Точно такой же была реакция «второй половинки» моего сотрудника. В итоге мы поехали вчетвером. Первым вышел я, супруга следом, как жена декабриста!
Ожидания от прыжка оправдались: жуткий адреналин, я просто не знал, куда себя деть, меня аж распирало! Потом небо стало часто сниться, рассказал об этом Славе, а он говорит: «Похоже, что ты присел на стропу! Ну, тогда надо готовиться ко второму прыжку!». Правда, удовольствие это совсем не дешевое, так как прыжок обходится в 2 100 рублей: 600 – поездка, плюс тормозок надо собрать на пару дней, «перворазники» обязательно проходят инструктаж, а это еще 250 рублей. В итоге доходит у взрослых до 3 тыс., детям скидка – 1600 руб.
Жена осталась довольна, но еще прыгнуть пока не хочет, а вот дочери «заразиться» небом не удалось – к парашютному спорту она пока остается равнодушна.
После первого прыжка отсеивается много людей. Они в графе своих личных достижений поставили «галочку» и отошли в сторону, но есть и те, кто полюбил небо – это наши люди!

На сегодня, к сожалению, клуб в Веселой Тарасовке находится в законсервированном состоянии, и ждет «лучших времен». А сам аэродром погиб, не открывшись. Когда на территорию вошли ВСУ, здание было разграблено: тренировочные стапеля, подвесные системы, обувь, каски. В общем, клуб представлял печальную картину.
Были расстреляны и сожжены самолеты, от нашего АН-2 остался один каркас, там еще стояли побитые ЯКи, чьи-то частные самолеты. Потом еще был отчет в новостях, что уничтожен аэродром сепаратистов. А то, что оставили детей без дела, без любимого занятия, никто не сказал.

Всегда готов!
Дети не только имеют практические навыки обращения с парашютом, у них есть возможность понимать механизм работы. У нас в наличии есть парашюты модификации Д-1, Д-5, Д-6, но мы продолжаем пополнять запас. Два – приобрели за свои средства, один – дал в бессрочное пользование «Союз Десантников» из Белой Калитвы, мы с ними дружим и тесно сотрудничаем. Луганский аэроклуб (тот, куда мы раньше ездили на прыжки) тоже нам дал несколько парашютов в аренду.
Сейчас мы арендуем помещение в ООШ №8, — директор Алла Заировна Исаева пошла нам навстречу. К сожалению, в помещении нашего клуба проводить занятия мы пока не можем. Мы бьемся за него, но с переменным успехом, в общем, здание стоит, ждет ремонта. У нас есть план работы, и как только появятся средства, или кто-то нас проспонсирует, мы сразу приступим. В дальнейшем планируем установить воздушно-десантный комплекс. Надеемся поставить парашютную вышку, чтобы совершать тренировочные прыжки с высоты 25-35 метров. Все будет делаться по стандарту, никакой «отсебятины», потому что на кону стоит здоровье людей!
Пока мы отрабатываем приземления на небольшом тренажере, но повторюсь: нужен специальный тренировочный комплекс, на котором сможет отрабатывать прыжки целая группа. С пандуса человек переходит на «крокодил», этот механизм похож на морду рептилии, поэтому и название такое. Парашютист проходит по этой подвесной системе и совершает реальное приземление. Ну, и плац небольшой нужно сделать для проведения мероприятий.

Ткань похожа на бязь, но тоньше и глаже, сострочено полотно из крупных фрагментов, как лоскутное одеяло. На нем имеются небольшие заплатки – это допустимо. Как неожиданно выяснилось, парашюты рвутся, но при порыве в куполе менее 1 метра, приземление проходит в штатном режиме. В общем, несмотря на починку, он сработает. Этот парашют стоит на нижней шкале по износостойкости, но с ним еще можно совершить несколько прыжков. Современные модели шьются из синтетической ткани, которая значительно легче.
После этого мне показали, как раскрывается запасной парашют. Если основной «повидал» много чего на своем пути, и выглядел не совсем презентабельно, то запасной парашют, благодаря шелковой ткани, легко выпорхнул из ранца и был абсолютно белоснежным. А все потому, что, слава Богу, по назначению он не использовался никогда!

Загранкомандировка
Самая большая трудность – это пересечение границы и оформление документов. Если раньше можно было проехать с разрешения одного родителя, то сейчас Россия пропускает, а наши службы в этом плане категоричны. С нами девочка поехала на прыжок, — она не успела сделать документы, и ее вернули. Мы и уговаривали, и просили.
Обязательно проводим инструктаж по технике безопасности – при выезде в другую страну, хоть и дружественную, надо знать, как правильно себя вести. Много я не рассказываю, стараюсь охватить самое главное, потому что чем больше говоришь, тем меньше запоминают. Как себя вести в транспорте, на улице, как одеться, какая обувь должна быть, чтобы было комфортно, какие лекарства на всякий случай надо взять с собой – все это дети знают хорошо.
Бороться со страхом высоты Вячеслав решил радикально, он уже готовится ко второму прыжку: «Самое приятное чувство, когда выпрыгнул из самолета и увидел, что парашют раскрылся». Слушая его рассказы, стали подтягиваться и его друзья. Леонид – новичок, готовится он со всей тщательностью. Катя Баранова и Юля Катанидис первый прыжок помнят смутно: «Было страшно, помнится все сумбурно, отдельными фрагментами, мы решили увидеть картинку более целостной и больше запомнить. Надеемся, что сильно бояться уже не станем. Нас настраивают, чтобы мы надеялись на себя, в небе мы сами, помощников не будет!»

Немного теории
Во время прыжка новичку особенно беспокоиться не о чем – специальное приспособление через три секунды автоматически открывает парашют. Однако парашютист должен сам натренировать себя выдергивать кольцо. После этого оно остается просто в руке, его потеря – дело привычное, ведь секунды свободного полета для новичков часто кажутся вечностью, и они на радостях, что парашют раскрылся, о кольце забывают.
Первыми наполняются воздухом клапана – маленькие карманчики, именно благодаря им, в небе распахивается купол площадью 82 кв. м. Мне в такой масштаб не особо верилось, пока кремовые облака раскрытого парашюта крупными изгибами и складками не заняли приличную площадь спортзала.
— Каждый парашют рассчитан на определенное количество прыжков, которые отмечаются в его паспорте, — продолжает Александр Васильевич. – Допустим, на 200 прыжков, после отработки этого количества парашют отправляют в специальную лабораторию. Там его продувают, исследуют на разрыв строп и другое. И если парашют в хорошем состоянии, там продлевают срок эксплуатации. К примеру, наши парашюты отработали по два своих «жизненных срока», с каждым из них совершено по 400 прыжков.
В обязательном порядке отрабатываем приземление на воду, на дерево, в районе ЛЭП. Мне однажды просто чуть на голову не сели, пришлось кричать – тому влево, а мне вправо, чтобы разойтись. Бывает, приземляются на дерево, когда такое случается, они просто сидят и ждут, пока их снимут. На территории ДОСААФ г. Шахты стоят несколько деревьев со спиленными верхушками. Бывало, что порывом ветра парашютистов понесло прямо к зданию, вот там они и приземлились на деревьях. Приехали с лестницами МЧС-ники – поснимали их, потому что дешевле дерево спилить, чем резать парашют. Он очень дорогой.

Свершилось
На днях в редакцию заскочил довольный Александр Стадник и поделился новостью:
— На прыжки мы ездили 30 июня, с ночевкой. Погода выдалась отличная, сопутствовала прыжкам. Трое взрослых и трое детей, с нами «боевое крещение» приняли школьник Леонид Конов и взрослый мужчина Иван Шашин. Думаю, что новички на этом не остановятся. Они совершали прыжки на офицерских парашютах Д-6. Остальные прыгали с Д-1-5У с высоты 700 метров, а инструкторский состав – с высоты 1100 метров. Погода выдалась отличная, сопутствовала прыжкам. Следующие заезды планируем в преддверии и на День ВДВ.
Для Кати Барановой это уже второй прыжок, ей уже разрешили выходить на поток. Когда человек просто выпрыгивает, он сворачивается в форме запятой, а на потоке парашютисты раскрываются, как звездочка, ложатся на ветер и несколько секунд парят, как птицы. Так же выходил и Вячеслав Соляр.

У меня это был четырнадцатый прыжок. Он заметно отличается от первого яркостью ощущений! Жаль, что этот шквал эмоций проходит быстро, потому что приземление идет три минуты, это с высоты 1100 метров: 3 секунды свободного падения, и на 700 метрах открывается купол, и 2 минуты, 45 секунд идет приземление. В этот раз приземление немного затянулось, потому что ветер нас унес далековато, долго пришлось нести парашюты к точке сбора, а они весят 17 кг. Правда, на фоне эйфории этот вес никто не чувствует! Идешь с этой поклажей просто с подскоком!
Я обязательно анализирую свой прыжок и советуюсь с более опытными товарищами, но в первую очередь мне интересно послушать своих учеников, особенно перворазников. После приземления глаза у них «квадратные» полные восторга: «Ух-ты!». Все отвечают честно, что было страшно, но страх они перебороли. Сразу по горячим следам проводится анализ всех действий, ведь если это сразу не обсуждать, то ошибки будут повторяться (пока человеку, возможно, дойдет с пятнадцатого раза).
В большинстве перед прыжком ребята молчат, иногда перед выходом крестятся. Один хлопец летел с песнями и речевками. Его волнение выражалось именно так, мы его поддержали – весь борт ему подпевал, пока он не выпрыгнул. Чтобы сделать шаг в пропасть с высоты 800 метров, надо не только преодолеть себя, поборов страх, но и поверить в инструктора, поверить в надежность парашюта, причем, не одного, а двух! И полной грудью вдохнуть воздух высоты!

Лилия Голодок

Поделиться записью

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*